Главврач больницы в Коммунарке: Вакцинация необходима всем независимо от возраста

Герой Труда Денис Проценко: Вакцинация необходима всем независимо от возраста и хронических заболеваний Моего собеседника представлять не надо. Героя Труда РФ Дениса Проценко — главного врача так называемой Коммунарки Департамента здравоохранения Москвы, без преувеличения, знают все. До нашей нынешней встречи Денис Николаевич сумел целых десять дней побывать в отпуске. И значит с новыми силами снова за работу — работу, которая с раннего утра до позднего вечера и ежедневно.

Главврач больницы в Коммунарке: Вакцинация необходима всем независимо от возраста

Денис Проценко: Я хоть и главный, но прежде всего врач. И я работаю внутри слаженной команды. Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАССИли может, Денис, я ошибаюсь? Работы поменьше? Красная зона отступает?

Денис Проценко: Количество красных зон в Москве уменьшилось. Ряд больниц возвращается в привычный профиль и ритм работы. Однако инфекционный госпиталь в Коммунарке больницы № 40 (это уточнение необходимо, поскольку в нашу больницу входит не только Коммунарка, но и центры амбулаторно-онкологической помощи некоторых округов, родильный дом, онкологический стационар) продолжает работать с огромной нагрузкой.

Расшифруйте: что и кого имеете в виду под этой нагрузкой. Ковида-то стало меньше или я ошибаюсь?

Денис Проценко: Дело же не только в числах, но и в тяжести поступающих больных. У нас в стационаре их больше, чем раньше.

Почему?

Денис Проценко: Потому что у нас развернут один из резервных инфекционных госпиталей с большим количеством реанимационных коек. Таких реанимационных коек у нас четыреста, и они не пустуют. А всего в настоящее время у нас 1392 больных, из них 360 в реанимации. Им проводится искусственная вентиляция легких, неинвазивная респираторная поддержка. А наиболее тяжелым — экстракорпоральная мембранная оксигенация. Многие из них высокого риска неблагоприятного исхода. И потому, повторюсь, необходима вакцинация всем, независимо от возраста и наличия тех или иных хронических заболеваний. Кто в этой группе? Прежде всего люди старше 65 лет, люди с сопутствующими хроническими заболеваниями. Имею в виду сахарный диабет, морбидное (болезненное) ожирение, сердечную недостаточность, пациентов, проходящих химиотерапию.

Многие из тех, кого вы перечислили, не идут за вакциной. Им что, вакцинация противопоказана?

Денис Проценко: С точностью наоборот! Именно для этих людей вакцинация — единственный шанс пережить коронавирусную инфекцию в случае заболевания. Безусловно, пациенты, получающие химиотерапию, для принятия решения о вакцинации должны проконсультироваться со своим лечащим врачом. Там есть свои нюансы, о которых знает только лечащий врач и должен знать пациент.

Денис Николаевич, но не станете же вы говорить, что вакцинация — стопроцентная защита от заболевания? Я могу вам привести примеры, когда человек, вовремя сделавший вакцину, заболел. Причем заболел очень тяжело.

Денис Проценко: Но не умер. К чему я это? К тому, что вакцина не стопроцентно оберегает от заражения. Поэтому масочный режим в местах массового скопления людей, социальная дистанция с повестки дня не сняты. Но формирование иммунитета после вакцинирования позволяет в большинстве случаев (исключения всегда бывают) минимизировать варианты крайне тяжелого течения и летальности от ковида. Поэтому меня смущает и напрягает осторожное отношение людей к вакцинации.

А не кажется ли вам, что в этом виновато количество вакцин, которые сейчас появились? Выбирать всегда непросто, тем более когда это касается собственного здоровья.

Денис Проценко: Мы, наверное, должны радоваться, что есть выбор, и должны пользоваться этим для собственного блага.

Каждый день в Москве появляются новые заболевшие. В среднем почти две тысячи случаев. Кого и куда распределяют? Ведь не только "скорая" распределяет. Хотя в основном пациенты поступают по "скорой помощи". Кого везут в Коммунарку? Кого в другие госпитали? У пациента есть право выбора? Пациент может сказать: "Отвезите меня в Коммунарку"? Или: "Отвезите меня в Склиф", другой ковидный госпиталь?

Денис Проценко: Я очень хорошо понимаю, что надо считаться с желанием пациента. Тем более что по федеральному закону он имеет на это право. Но оно не распространяется на экстренную помощь. И в данной ситуации столичная "скорая помощь" под руководством главного врача, профессора Николая Филипповича Плавунова разработала и внедрила единую электронную систему маршрутизации пациентов, с учетом времени доезда (а для крайне тяжелых больных это может быть принципиально) и специализации ковидного госпиталя. И с учетом "профильности" ковидного учреждения. Ведь не забудем о том, что в период заболевания ковидом могут обостряться или развиваться иные болезни.

И поэтому теперь гематологических пациентов, пациентов с почечной недостаточностью везут в больницу № 52, где лечение таких заболеваний на должном уровне. А Коммунарка, насколько мне известно, принимает всех, с любыми сопутствующими патологиями.

Денис Проценко: Фактически вы правы, Но помимо представленных выше исключений, мы оказываем помощь больным с ковидом и инфарктом миокарда и инсультом, с хирургической патологией и травмой, нейрохирургической патологией, гнойной хирургией. Ну и, конечно, с чистым ковидом.

Они лежат отдельно друг от друга? Или здесь не до таких тонкостей? Ковидный инфарктник может соседствовать с пациентом с хирургической патологией? Или не до комфорта?

Денис Проценко: Нам есть дело и до комфорта. Поэтому как в структуре реанимаций, так и общего коечного фонда существуют и работают профильные отделения и профильные реанимации.

Плановые хирургические операции тоже проводятся?

Денис Проценко: В Коммунарке нет. А в больнице № 40 — да. Более того, в Москве разработана система обследования и предоперационного наблюдения, которая позволяет минимизировать риски того, что пациент с ковидом будет подвергнут плановому хирургическому лечению.

Есть отдельно ковидные операционные, и, можно сказать, чистые операционные?

Денис Проценко: Наша 40-я больница базируется на разных территориях. И в данном случае такой разброс — это благо. Есть оба типа операционных. С принципиальной разницей: в ковидных операционных оказывается только экстренная хирургическая помощь, а в чистых операционных плановое хирургическое лечение, в случае, когда мы убедились, что пациент не инфицирован ковидом.

Меня интересуют мелочи из жизни главного врача. Когда вы приходите в больницу? С чего начинается ваш день? Есть ли у вас возможность поговорить с сотрудниками? Более того: поговорить с пациентами?

Денис Проценко: На работу прихожу в семь утра. Рабочий день начинается с оценки прошедших суток, обсуждения наиболее тяжелых больных с начмедом и замом по реанимации. Затем короткая утренняя конференция с заведующими. Ковид отучил от длинных докладов. Те же утренние конференции укладываются в 10-15 минут. Во многом благодаря цифровизации данных. А далее, привычное надевание средств индивидуальной защиты и обходы в красной зоне с обсуждением тяжелых больных, обязательным общением с пациентами.

Это происходит изо дня в день. Пациенты ограничиваются тем, что говорят вам спасибо? Или предъявляют разные претензии? И как вы относитесь к таким претензиям? Они же нередко основаны на эмоциях.

Денис Проценко: Очень важный вопрос. Все люди разные, а значит, и все пациенты разные. Большинство из них, видя нашу работу в нынешних условиях, говорят слова благодарности. А претензии нередко основаны на эмоциях и обычно снимаются благожелательным общением и разъяснением.

И у вас хватает на это времени и терпения?

Денис Проценко: Во-первых, я хоть и главный, но прежде всего врач. И во-вторых, я работаю не один, а внутри слаженной команды врачей и сестер, каждый из них пытается найти индивидуальный подход к больному.

Сейчас чуть ли не поголовно люди "медицински просвещены". И чуть ли не каждый знает, как кого надо лечить. Нередко, например, пациенты убеждены: если во время лечения им ни разу не поставили капельницу, значит, плохо лечили.

Денис Проценко: Про капельницу известно, наверное, всем. Но может не всем известно, что современные фармакологические технологии позволяют использовать таблетки, эффект действия которых при приеме через рот сопоставим с эффектом внутривенного введения. Но избавляет пациента от потенциальных осложнений внутривенных вмешательств. Поэтому сейчас внутривенная инфузионная терапия смещена в сторону медицины критических состояний и чаще используется в отделении реанимации, нежели в госпитальном отделении. Поэтому обязательный атрибут стационарного лечения двадцатого века капельница уходит в прошлое.

Но с прошлым расставаться ой как трудно…

Денис Проценко: Но, как врач вам говорю, необходимо. И тому доказательство тот же ковид. Болезнь заявила о себе в 2019 году, и ничего из прошлого экстраполировать оказалось невозможно.

А лекарство от ковида? Появляется информация, что чуть ли не вот-вот оно будет создано. Но по аналогии. Испокон века нас мучает тот же грипп. Однако целенаправленного лекарства именно от него как не было, так и нет. Но это вовсе не значит, что мы с этим заболеванием не умеем справляться. У ковида та же участь?

Денис Проценко: Подозреваю, что так. Именно поэтому мы начали наш разговор не с лечения, а с вакцинации. В течение последнего года по всему миру идет поиск "магической пули" от ковида. К сожалению, ее так и не нашли. Да, мы научились бороться с осложнениями ковида. Но не нашли эффективного целенаправленного средства. Существуют противовирусные препараты, которые уменьшают длительность клинических проявлений. Но их эффективность не изучена и не доказана у реанимационных пациентов. Есть препараты, которые блокируют гипервоспаления вследствие ковида. Но нет лекарственного средства от самого коронавируса. Поэтому быстрая разработка и внедрение в клиническую практику вакцин — единственный надежный инструмент избавления от этой беды.

Быстрая разработка и внедрение в клиническую практику вакцин — единственный надежный инструмент избавления от ковидной беды

Сейчас идет третья волна или не идет? Ждать ли нам четвертую волну?

Денис Проценко: Я не умею гадать. Но происходящее в соседних странах заставляет сохранять настороженность и напряженность. Именно поэтому я прошу придерживаться — не упрекайте меня в занудстве — масочного режима, когда это необходимо, и более сознательно отнестись к возможности вакцинироваться от ковида.

Вы подчеркнули, что хотя вы и главный врач, но прежде всего врач. Лично я считаю, что это лучшая профессия, которая всегда была нужна, нужна сейчас и будет нужна завтра, при цифровом будущем и искусственном интеллекте. Вы разделяете мою точку зрения?

Денис Проценко: Все профессии важны. Но лично себя вне медицины я не представляю. Будет ковид или он уйдет в прошлое — значения не имеет.

Источник

Оцените статью
Medreality